Перемещенные культурные ценности
К О Л Л Е К Ц И И : БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА ШАРОШПАТАКСКОГО РЕФОРМАТСКОГО КОЛЛЕДЖА

Большая Библиотека Шарошпатакского Реформатского Колледжа

| вход в каталог |

Зародившееся в 1517 году в Германии реформатское движение вскоре дошло до Центральной Европы, в том числе и до Венгрии. В рамках этого движения с самого начала основывались школы, в которых будущих учителей, священников и других представителей интеллигенции воспитывали уже в новом духе. Так в 1531 году в Шарошпатаке была основана протестантская школа (поначалу лютеранского направления), где с 1567 г. преподавание ведется в духе кальвинистского учения. В этой школе, которую позже стали называть Колледжем, вскоре после ее создания приступили к приобретению пособий, необходимых для обучения и воспитания. Первыми такими пособиями стали книги и рукописи, которые хранились в школьной библиотеке (другие учебные пособия были сосредоточены в школьном музее).

Так на протяжении нескольких столетий формировались разнообразные коллекции Шарошпатакского реформатского Колледжа, старейшей из которых является Большая библиотека. В ее истории отражены как периоды невзгод, так и время расцвета нашего учебного заведения. В течение XVI века библиотека частично пополнялась за счет даров учащихся, преподавателей и покровителей (или, как их тогда называли, "патронов"). К сожалению, большинство документов, связанных с историей развития библиотеки за первое столетие ее существования, пропало. Первые точные данные имеются лишь о фондах XVII века: они содержатся в каталоге книг, который сплетен с самой древней сохранившейся матрикулой школы ("Matricula Ill[ustris] Coll[egii] S[aros] Patach[inae]", 131 p.) и ее уставами. В приложении к своду уставов школы за 1621 год имеется также обобщенное изложение "должностных обязанностей библиотекаря", а также текст должностной присяги. В упомянутом нами конволюте содержится, как мы уже сказали, алфавитный каталог (в порядке как авторов, так и заглавий) книг по состоянию на 1623 год: здесь значится 296 единиц хранения. В таком же каталоге за 1635 год зафиксирована уже 631 книга. Примерно 52% этого фонда составляли богословские произведения и книги по истории церкви, 31% - книги по истории, 17% - специальная литература по естественным наукам, а также философии, медицине и языкознанию.

Относительно быстрое расширение фондов свидетельствует о деятельной поддержке, которую оказывал школе род трансильванских князей Ракоци, под властью которых находился в то время Патак. Так, в 1658-1660 гг., крупная семейная библиотека Ракоци, в соответствии с завещанием ее владельца, была передана школе. К сожалению, сохранилась лишь часть каталога этой книжной коллекции (Catalogus Librorum Illustrissimi Sigismundi Rakoczi Inventatorum. Шифр: Kt.1113/4). Судя по данному каталогу и некоторым другим источникам, фонд библиотеки Ракоци составлял 2,5 - 3 тысячи названий. Фонд же самой школьной библиотеки состоял в то время из 1 - 1,5 тысяч томов. Есть основания предполагать, что по сравнению с началом XVII века в фондах увеличилось число работ по естественным наукам, а благодаря книжному собранию Ракоци были заполнены некоторые лакуны: например, отсутствовавшие в библиотеке Колледжа венгерские книги - тома так называемой Старинной венгерской библиотеки.

После героической гибели Дердя Ракоци II-го, в десятилетие, последовавшее за обращением его вдовы и сына, Ференца Ракоци I-го в католичество, из княжеских доходов уже не оказывалось никакой поддержки ни школе, ни ее библиотеке: т.о. в период 1660-70 гг. пополнение книжных фондов приостановилось. В 1671 году, после закрытия Колледжа, ценный фонд, насчитывавший около 4 тысяч томов, был фактически разграблен, библиотека пришла в упадок. Сама школа была насильственно выселена из своих помещений и ей удалось забрать с собой лишь незначительную часть библиотеки. Преподаватели и студенты, бежавшие в трансильванский город Дьюлафехервар, по дороге, временно оставили в Дебрецене школьную типографию и небольшую часть спасенных книг. Позже группа австрийских солдат, оккупировавших Дебрецен, растащила книги вместе с типографией. Небольшая часть книжного фонда, перевезенного в Дьюлафехервар, в период освободительной борьбы под руководством Текели подверглась дальнейшему раздроблению.

В период освободительной войны под руководством Ференца Ракоци II-го, по распоряжению князя, школе были возвращены ее здания, она вновь начала свою деятельность в Патаке и приступила к восстановлению разграбленной библиотеки. После окончившейся поражением освободительной войны школа в течение долгого времени была вынуждена бороться за свое существование, сосредоточив на этой задаче всю свою духовную и материальную энергию. К 1726 году книжный фонд удалось довести до 1314 томов. Большую часть этого фонда составляли книги по теологии, истории церкви и философии, меньшую - специальная литература по истории, географии, языкознанию и естественным наукам. В числе последних - анатомический атлас Везалия. До 1760 года фонд пополнялся медленно и составлял лишь 1795 томов. Затем темпы прироста ускоряются: в 1760 году школа уже имеет 2569, а в 1785 - 3500 книг. В соответствии со старинными законами школы работа в библиотеке велась одним или двумя библиотекарями, которых выбирали из числа диаконов. Начиная с 1783 года библиотеку уже возглавляет преподаватель академии. Первым среди них был Янош Сомбати, под руководством которого осуществлялась единая концепция пополнения фондов. Особое внимание он уделял приобретению старинных книг. В инвентарном списке, составленном в 1790 году, насчитывается 4069 книг, а в 1797 - уже 9717 томов.

В начале XIX века в Колледже началось широкомасштабное строительство, в рамках которого в южном крыле здания по проекту Михая Поллака был в 1834 году оборудован импозантный читальный зал, который вплоть до наших дней считается самым красивым в Северной части Венгрии читальным залом, построенным в стиле классицизма.

К началу 2-ой мировой войны в фондах Большой библиотеки насчитывалось 73 718 томов и 100 115 отдельных произведений. В 1938 году, когда происходили столкновения на чехословацко-венгерской границе, наиболее ценные части всех приграничных коллекций были перевезены, по рекомендации Министерства культуры Венгрии, в центральную часть страны. В Шарошпатаке упаковали ценные рукописи, старинные венгерские и зарубежные издания, а также архивные документы, и вместе с принадлежащими музеям золотыми изделиями поместили их на хранение в два будапештских банка. Они находилсь там на протяжении всей войны, а так как все надеялись, что бои обойдут столицу стороной, сохранялась надежда и на то, что наши ценности не пострадают. Этим надеждам не суждено было сбыться: самая ценная часть наших фондов пропала. В начале 90-х годов книги и рукописи были обнаружены в Нижнем Новгороде. Часть фонда, оставшаяся в Патаке, пережила 2-ую мировую войну без всякого ущерба: определенная заслуга принадлежит здесь русскому коменданту города Патак капитану Егорову, который приказал выставить охрану у входа в Большую библиотеку. Потом - уже в новую эпоху - библиотека с фондом, насчитывавшим 77 421 том и 104 156 произведения, снова открылась для ученых и читателей. На 31 декабря 1996 года фонды Большой библиотеки составляли 394 316 единиц хранения (книги, рукописи, годовые комплекты журналов).

В формировании профиля Большой библиотеки решающим фактором было то, что она складывалась как крупное книжное и рукописное собрание по истории венгерского образования, воспитания и культурной истории. Своеобразный оттенок книжным фондам придавали разнообразные интересы дарителей или тех, кто оставлял свои библиотеки в наследство Колледжу. Программа планомерного комплектования фондов долгое время определялась лишь потребностями школы. Однако, уже с конца XVIII века она не только отражает дух и научные потребности Колледжа, но и оказывает стимулирующее, по сути формирующее воздействие на всю его деятельность. Библиотека всегда старалась брать на себя несколько бу льшие задачи, чем простое оказание помощи в учебно-воспитательной работе школы: собирала и хранила печатные и рукописные документы, запечатлевшие ценности венгерской национальной культуры, жизнь областей Верхней Венгрии, их историю и литературу. Хотя библиотека располагает прекрасным собранием старинной и новейшей специальной литературы по естественным наукам, все же, наряду с богатой коллекцией отечественной и зарубежной протестантской богословской и церковно-исторической литературы, значительную часть фонда составляют работы по философии, общественным наукам, искусству, языкознанию, литературоведению, географии и истории.

Благодаря пока еще традиционному, но пригодному для использования аппарату учета и описания фондов Большой библиотеки он весьма удобен для исследовательской работы. Этот аппарат состоит из основного инвентарного каталога с указанием местонахождения книги, алфавитного авторского каталога (дополненного отдельными карточками с указанием имен и географических названий, фигурирующих в книжных заглавиях), а также систематического каталога, составленного в соответствии с международной десятичной классификацией. Имеются библиографические указатели статей по истории литературы, опубликованных в сборниках и журналах. На материалы, хранящиеся в Отделе рукописей, составлена специальная книга-каталог (с указанием порядкового номера рукописи на полке), а также алфавитный каталог по авторам.

Среди малых собраний библиотеки наиболее богатой является коллекция некрологов, насчитывающая почти 30 тысяч единиц, которые хранятся в коробках алфавитного каталога по фамилиям. В использовании материалов собрания географических карт помогает алфавитный каталог с указанием местонахождения карты, в нем также имеются карточки, расположенные в хронологическом порядке.

Мы рассказали здесь лишь краткую историю Большой библиотеки, формирования ее фондов, методов и уровней обработки материалов. В заключение хочется особо подчеркнуть тот факт, что все хранящиеся у нас документы, наряду с читальным залом и комнатой для проживания научных работников, всегда открыты для ученых и студентов.

Шарошпатак - Москва, июль 1997 г.

М. Сентимреи, Директор Большой коллекции Шарошпатакского реформатского колледжа.


Книги и войны

Сложна, трагична история Европы, и России особенно, в XX веке: войны, массовая гибель людей, эмиграция, разорение родных гнезд... Вместе с людьми страдали и их лучшие (так считают библиотекари) друзья - книги. Книги тоже гибли, становились калеками; беженцами как жители Варшавы и Риги, эвакуированные в Нижний Новгород в годы первой мировой войны; сиротами, оставшись в разоренных помещичьих усадьбах, богатых особняках и прекративших свое существование учреждениях.

Как хорошо, что многие из них нашли себе пристанище в красивых стенах Нижегородского дворянского института, ныне областной государственной библиотеки.

Явившись в 1924 году воспреемницей фондов Нижегородской публичной общественной библиотеки, содержавшей 300 тысяч томов, уже к 1930 году наша библиотека имела более 1 миллиона томов, накопившихся как за счет новых поступлений, так и за счет книг других библиотек и учреждений, личных книжных собраний, потерявших хозяев с крушением старого общества.

Каждая книга, хранящаяся у нас, если бы могла говорить, поведала бы о драматической судьбе своих владельцев и своей собственной, и весь ее рассказ был бы отражением сложной судьбы нашей Родины.

Казалось бы, приток таких книг иссяк. Сотрудники нашей библиотеки за свою нелегкую трудовую жизнь немало сделали для того, чтобы помочь выжить всем книгам, попавшим в их руки; щедро делились в годы войны своими книжными богатствами с библиотеками Украины и России, оказавшимися в годы Великой отечественной войны на оккупированных территориях: помогли восстановлению фондов в Харьковской и Полтавской, Калининской, Ростовской и Смоленской областях.

Кончилась война, прошло 15 спокойных мирных лет. И вдруг в начале марта 1960 года молодую заведующую отделом иностранной литературы Елену Моисеевну Гнояную вызвала директор библиотеки Екатерина Михайловна Томасова и сообщила ей о срочном задании: по предложению областного управления культуры библиотека должна в трехдневный срок принять в Горьковском художественном музее партию трофейных книг.

9 марта 1960 года заместитель директора библиотеки Капитон Павлович Кустов принял от директора музея Владимира Петровича Батуро около 900 книг на 5 языках: латинском, английском, венгерском, немецком, французском.

Книги были переданы для хранения в спецфонд, разделив типичную по тому времени судьбу трофейных книг в нашей стране.

Далее, едва начавшись, история этих книг как бы прерывается: им не присвоили инвентарных номеров, их не описали и не внесли в каталог, о них в библиотеке вообще никто не знал, кроме упомянутых выше трех человек.

Книги эти обнаружили молодые работники библиотеки, пришедшие в спецфонд после смерти К.П. Кустова "выпускать на волю" непосредственно спецфондовские книги, изолированные когда-то от общества по политическим причинам. Здесь-то они и натолкнулись на неизвестные книги. Даже такие старожилы библиотеки и знатоки фонда, как бывшая заведующая отделом библиографии Груня Исааковна Копелова, не знали, что это за книги. Е.М. Томасова и К.П. Кустов умерли, и только Е.М. Гнояная, и поныне работающая в библиотеке, осмотрев их, опознала те книги, на которые она срочно в течение трех мартовских дней далекого 1960 года составила список и передала его в дирекцию библиотеки.

Так вся библиотека узнала о новой ценной части своего фонда, которую можно назвать и детищем перестройки и гласности.

Здесь мне хотелось бы развеять две легенды, имеющие хождение с легкой руки средств массовой информации: никогда эти книги не хранились в мрачных и сырых подвалах, подземельях. Они находились в бельэтаже - на втором этаже прекрасного здания второй четверти XIX-го века; заинвентаризированные и переданные в отдел редких книг и рукописей, они стали храниться в не менее сухом и благополучном помещении 1-го этажа этого же здания.

Вторая легенда: это не "венгерская коллекция", такой ярлык также приклеен этим книгам. Прежде всего, эту партию книг нельзя назвать коллекцией, под которой обычно подразумевается систематизированное собрание каких-либо предметов, собираемое по каким-либо принципам или признакам. Да, присваивая этим книгам инвентарные номера и описывая их для своих рабочих картотек, русские библиотекари обратили внимание на часто повторяющуюся узкую, похожую на обрывок ленточки печать с неясным и немногословным текстом: с приездом венгерских специалистов мы поняли, что это книги, когда-то принадлежавшие шарошпатакскому колледжу.

Но эти книги составляют лишь часть партии трофейных книг. На отдельных книгах встречаются печати и Санкт-Петербургского университета, и Государственной публичной библиотеки (резервный фонд), и Царскосельской библиотеки, и библиотеки Горного института, и библиотеки музея торгового мореплавания и портов, и даже библиотеки Шереметевых, причем нижегородской ветви Шереметевых!!!

Как метались эти книги вместе с людьми по дорогам войны, кто это сейчас может рассказать?

Многие книги не имеют никаких печатей или записей, на основании которых можно было бы решить вопрос об их бывшей принадлежности кому бы то ни было. Работы с нашими новыми знакомцами хватит не одному поколению исследователей.

Мы рады, что с помощью коллег из Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы удалось подготовить каталог части хранящихся в нашей библиотеке трофейных книг и ввести их в научный оборот, предоставив исследователям информацию и возможность плодотворной научной работы.

Е.А. Муравьева,
Директор НГОУНБ,
заслуженный работник культуры России